Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Статистика

Главная » Статьи » Мои статьи [ Добавить статью ]

Сальцын И.П. Незабываемое.
    Материалы предоставлены ПО «Звезда» Желанновской
школы с разрешения дочери Ивана Петровича Сальцыной Лианы
                           
                                                             ОТ АВТОРА

   Большинство из тех, кто вступил сегодня в новое тысячелетие, события, происходившие в истории нашего государства, воспринимает уже как что-то нереальное, отделенное от нынешнего поколения неумолимым бегом времени. Но все это было, и забывать об этом - значит обеднять себя, свою память, память наших потомков, которым жить после нас и продолжать нашу историю. Плохая или хорошая, но это наша история. Мы все к ней причастны: и те, кто имеет за плечами груз прожитых лет, и те, кому предстоит еще долгая жизнь. Мы не должны забывать, какими мы были, как сумели выстоять в тяжелой борьбе за дело нашей Родины, как она помогла нам занять достойное место в жизни. Мы - дети своего века, своего времени, сурового, закалившего нас, сумевшего воспитать в нас верность своей Родине, своему народу. И за это мы благодарны ему. Ведь если бы не эта суровая закалка, вряд ли из меня, сына простого железнодорожника, получилось что-нибудь путное. Скорее всего, так и надрывался бы по примеру многих моих сверстников на каком-нибудь заводе или пас скотину у деревенских богатеев за гроши, получая при этом оскорбления и тумаки. Меня вывело в люди и поставило на ноги время, когда решалась судьба моей страны, а значит, и моя собственная.
   Сегодня, когда псевдореформаторы под предлогом восстановления исторической справедливости в угоду нынешним властям всячески искажают события, свидетелем и непосредственным участником которых мне довелось быть, я по долгу офицера и коммуниста обязан дать им ответ. И пусть этим ответом станет моя книга, посвященная моим боевым друзьям, которые и после окончания войны по мере своих возможностей и сил продолжают воспитывать подрастающее поколение на героических примерах нашей истории, на традициях Советской Армии, на примерах ее бойцов и командиров, коммунистов, комсомольцев и беспартийных, не изменивших воинской присяге.
   Я посвящаю эту книгу моим товарищам-ветеранам, поддерживавшим меня во время моей работы на посту председателя Омского областного совета ветеранов войны и подсказавшим мне идею написания этой книги.

…………………………………………………………




                            НА МОСКОВСКОМ НАПРАВЛЕНИИ

   Вспоминая сегодня первые сражения Великой Отечественной войны, свидетелем и активным участником которых мне довелось быть, я должен сказать, что даже в самые первые дни вероломного нападения гитлеровской Германии на нашу страну в армии не было ни паники, ни растерянности, как пытаются утверждать новоявленные «исследователи». Более того, командование армии и округов имело разработанные на случай войны мобилизационные планы, которыми предусматривались различные меры, вплоть до создания на оккупированных противником территориях подпольных групп и партизанских отрядов. Пульс тяжелой индустрии, оборонной промышленности достиг в предвоенные годы и месяцы наивысшего напряжения и полноты. Подтверждением этого служит анализ, данный в своих воспоминаниях маршалом Советского Союза Г. К. Жуковым: «С военной точки зрения исключительное значение имела линия партии на ускоренное развитие промышленности в восточных районах, создание предприятий-дублеров по ряду отраслей машиностроения, нефтепереработки и химии. Здесь сооружались три четверти всех новых доменных печей, вторая мощная нефтяная база между Волгой и Уралом, металлургические заводы в Забайкалье, на Урале и Амуре, крупнейшие предприятия цветной металлургии в Средней Азии, тяжелой индустрии на Дальнем Востоке, автосборочные заводы, алюминиевые комбинаты и трубопрокатные предприятия, гидростанции. С 1940 по июнь 1941 года общая стоимость государственных материальных резервов увеличилась с 4 до 7,6 млрд. рублей.» (Г. К. Жуков «Воспоминания и размышления», стр.192, М.АПН, 1971 г.). Что касается артиллерии, к которой я по роду службы имел непосредственное отношение, то ее, по воспоминаниям того же Г. К. Жукова, было в достаточном количестве, а по минометам мы даже превосходили немецкую армию.
   К тому времени я уже служил в Новосибирске, куда в феврале 1940 г. был переведен на должность командира 249 отдельного противотанкового дивизиона в составе 133 стрелковой дивизии. Она была сформирована приказом министра обороны и укомплектована в основном бойцами, показавшими свое умение во время событий на Хасане, Халхин-Голе и в войне с манергеймовской Финляндией. Были там, конечно, и новички, которых приходилось еще обучать всем сложностям артиллерийского дела.
   Весть о нападение фашистской Германии на Советский  Союз застала личный состав дивизии в летних лагерях, где мы готовились к проведению праздника, посвященного торжественному открытию лагерей. В тот же день во всех частях дивизии прошли митинги, а уже 25 июня мы были на пути к фронту и спустя почти две недели после начала войны, то есть 7 июля, уже выгружались в районе Вязьмы. К этому времени немецкое командование, сосредоточило ударные силы в районе Ярцева и намеривалось встречными ударами окружить и уничтожить восточнее Смоленска наши 16-ю и 20-ю армии, что открывало им путь на Москву. Нужно заметить, что концентрация вражеских сил на этом участке была довольно внушительной. Усиленная танковой группировкой под командованием генерал-фельдмаршала Гудериана немецкая армия была полна решимости взломать нашу оборону и на плечах отступающих частей в течение 3-х дней захватить Смоленск и выйти на московское направление. Наш дивизион занял позиции на особо танкоопасном направлении и приготовился к обороне. В районе железнодорожного моста через Днепр мы установили орудия и группу истребителей танков со связками гранат и бутылками с горючей жидкостью. 17 июля в составе дивизии была создана группа из нескольких стрелковых батальонов, а также разведбата, куда вошла и наша 1-я батарея лейтенанта Н. Ф. Пулико. В задачу группы, вошедшей в состав частей под командованием полковника К. К. Рокоссовского, входило сбить противника с высоты на подступах к Ярцево. Вот как вспоминал об этом К. К. Рокоссовский: «Обстановка на этом рубеже оказалась более серьезной, чем предполагали в штабе Западного фронта. Первый же бой помог установить, что в районе Ярцева находится не только выброшенный немцами десант, но и более внушительные силы. Обойдя Смоленск с севера, сюда прорвалась 7-я танковая дивизия СС». И вот здесь по-настоящему сказали свое слово артиллеристы-сибиряки, уничтожившие на подступах к Ярцево более двух десятков десантников и подбившие несколько танков.
   В двадцатых числах августа 1941 года наша 133-я дивизия по приказу Ставки Верховного Главнокомандования была переброшена в район Андрианополя и вошла в состав 22-й армии, заняв оборону на рубеже Мосты, Вибино, Жаберово и Охват с задачей задержать наступающего противника. Это была довольно трудная задача, так как на этом очень растянутом участке фронта нам приходилось сдерживать натиск не только гитлеровских танковых частей, но и 251-ой пехотной дивизии противника, усиленной мощным артиллерийским кулаком  и  авиацией.   Регулярное  пополнение  наших войск было в то время, к сожалению, незначительным, и нас выручали части, вышедшие из окружения, которые и влились в состав нашей группировки, значительно усилив ее живой силой и техникой. Однако обстоятельства складывались так, что мы вынуждены были перейти к жесткой, глубоко эшелонированной обороне, что дало нам возможность укрепить боевые порядки и подготовить войска для наступательных действий. И такой момент настал. В ночь с 6 на 7 сентября после тщательно проведенной рекогносцировки на участке 133-й дивизии заговорила артиллерия. В сторону противника понесся огненный смерч, вслед за которым рванулись в атаку наши танки и пехота. Удар был настолько неожиданным и мощным, что немцы не выдержали и отступили с большими потерями. Однако потеря Жаберово грозила им расчленением 251-й дивизии и потерей крупного железнодорожного узла. Поэтому, собравшись с силами, к утру 7 сентября фашисты попытались контратаковать и отбить Жаберово. Для подкрепления наших частей были переброшены две артиллерийские батареи, которые значительно усилили части под командованием полковника Оборина. Бой длился здесь весь день. Фашисты, стремясь не отдать нам станцию, вводили все новые подкрепления, но все они перемалывались точным огнем нашей артиллерии и танков. Только артиллеристами наших двух батарей в этом бою было уничтожено два бронетранспортера, одна батарея, три пулемета и два взвода противника.
   Нанеся довольно увесистый удар по немецким частям, мы продолжали продвигаться вперед, оставляя за собой освобожденные от фашистов деревни и поселки. Впереди был Можайск, но дело осложнялось тем, что на подступах к нему противник перерезал нам линию железной дороги недалеко от Клина. Это дало ему возможность подвозить свежие подкрепления, а мы вынуждены были двигаться пешим ходом от станции Лихославль в сторону Калинина, что отрицательно сказалось на нашей обороне и привело к потере Калинина. Это значительно осложнило наше положение, так как с этого плацдарма противник мог нанести удар как в тыл войскам Северо-Западного фронта, так и в обход Москвы с северо-востока. Чтобы избежать этого, необходимо было по-новому сосредоточить наши силы и создать мощный оборонительный кулак.
   Бои за город Калинин продолжались, а между тем приближалась 24-я годовщина Великого Октября. По сложившейся еще в мирное время традиции советский народ готовился встретить этот праздник подведением итогов своего труда. Итоги нашей работы были видны на полях сражений, и об этом было написано в газете «Защитник Родины» от 6 ноября 1941 года: «24-ю годовщину Великого Октября бойцы, командиры и политработники нашей части встречают в боях за очищение г. Калинина от фашистских захватчиков, проявляя повсеместно образцы мужества, героизма и преданности делу Ленина-Сталина. За 20 дней в боях на подступах к городу нами уничтожено более полутора тысяч фашистских солдат и офицеров, две артиллерийские батареи, пять минометных батарей, десять танков, четыре бронетранспортера, двадцать автомашин с имуществом и боеприпасами, сбиты три самолета противника... Особенно хочется отметить дивизионы, которыми командуют т.т. Портянников и Сальцын, лично проявившие в боях образцы храбрости и геройства...»
   В этот же день меня вызвал к себе командир дивизии генерал-майор В. И. Шевцов и предложил подготовить обнаглевшим фашистским воякам наш праздничный «подарок». Дело в том, что в Калинине, как и в других оккупированных ими населенных пунктах, фашисты повыгоняли на мороз из своих домов жителей города, а сами беспардонно расположились там, заявляя при этом, что они большевистский праздник будут отмечать в тепле, а русские пусть вымерзнут. Нужно было отбить у фрицев охоту к подобным заявлениям и дать им хороший урок русского гостеприимства для незваных гостей. Мы уже знали, что в Москве состоялось торжественное заседание, на котором выступил с речью Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин, и артиллерийский удар по скоплениям немцев в Калинине стал достойным подтверждением его призыва «Смерть фашистским захватчикам!», обращенного ко всем гражданам Советского Союза, к бойцам и командирам Красной Армии.
   В 20 часа 15 минут в самый разгар торжеств, устроенных немцами, на их головы обрушился смертоносный груз. Артиллерийский налет, в котором участвовали два артдивизиона нашей 133-ей дивизии и один дивизион реактивных установок, длился не более трех минут, но и этого вполне хватило, чтобы надолго отбить охоту фрицам хвастать своими победами. После этого налета немцы всю ночь вели неприцельный огонь из пулеметов, автоматов и орудий и освещали свой передний край ракетами. Этот артиллерийский налет послужил прелюдией к мощному наступлению наших войск под Москвой, начавшемуся в начале декабря силами Калининского, Западного и резервного фронтов и увенчавшемуся сокрушительным разгромом немецких армий группы «Центр».
   И снова хочется обратиться к воспоминаниям одного из выдающихся полководцев Великой Отечественной войны К. К. Рокоссовского: «Так и не сумев прорвать оборону наших войск под Москвой, немецкие ударные группировки полностью израсходовали все резервы. И вражеское командование вынуждено было подумать об обороне. Активные действия противника в последние дни были всего лишь попыткой выиграть время, чтобы закрепиться и любой ценой удержаться на достигнутых рубежах вблизи Москвы» (К. К. Рокоссовский, «Солдатский долг», стр. 96, М., Воениздат 1980 г.). А в разгар нашего наступления под Москвой газета «Красная звезда» писала: «Части генерал-майора Швецова блестяще выполнили задачу - нанести удар во фланг немецкой группировке прорыва, развивая успех вдоль Ленинградского шоссе на северо-запад. Под ударами наших войск неприятельская группа была разрезана на две части, а ее авангарды полностью уничтожены». («Красная звезда», 17, 12, 41). А об активности и мощности нашего наступления только в боях под Калининым и Медным говорят следующие данные: «Уничтожено пехоты - более тысячи человек, более тридцати танков и бронетранспортеров, двести мотоциклов, пятнадцать орудий и минометов, более сотни машин и другой техники». И это только на участке одной нашей дивизии. И это во время обороны. Когда же началось наступление под Москвой, количество потерь в живой силе и технике увеличилось у фашистов в десятки и даже в сотни раз.
   Итак, декабрь 1941 года, наше контрнаступление, 1-я ударная армия, в которую входила и наша 133-я стрелковая дивизия, громила гитлеровских захватчиков, гоня их на запад с нашей священной земли. Я в это время исполнял обязанности начальника штаба артиллерии дивизии, а на должность командира дивизии вместо ушедшего на повышение В. И. Шевцова был назначен генерал-майор Ф. Д. Захаров. Уже 13 декабря после небольшого совещания с командирами частей вверенной ему дивизии он отдает первый приказ о немедленной передислокации дивизии на левый фланг Западного фронта, а уже через сутки мы выгружались в районе станции Таруса Калужской области, где вошли в состав 49-й армии.
    В этот же день мы с начальникам артиллерии дивизии получили приказ - спланировать артиллерийский удар силами 400-го артиллерийского, 511-го гаубичного полков и дополнительно приданной артиллерии. Но дело осложнялось тем, что к моменту получения приказа на месте новой дислокации оказалась лишь незначительная часть необходимой артиллерии, а когда подойдут основные части, не ведали ни в штабе полка, ни в штабе дивизии. Кроме того, мы не имели данных о расположении противника, его наблюдательных пунктов, огневых точках вражеской артиллерии, не говоря уже о сосредоточении танков. Если же учесть, что нам противостояли 2-я танковая армия генерал-фельдмаршала Гудериана и 564-я моторизированная бригада генерала Кроуфельда, переведенная из Голландии, то можете себе представить, какие трудности свалились на мою голову. Но приказ есть приказ, и о его выполнении я обязан был доложить к исходу дня 15 декабря. Пришлось в срочном порядке организовывать разведпоиск для определения боевых порядков частей противника. Кроме того, необходимо было срочно проложить линии связи, оборудовать наблюдательные пункты и огневые позиции и, наконец, подвезти, сгрузить и доставить в позиционные районы отставшую в пути артиллерию. Причем, все это скрытно, не привлекая внимания противника.
   К нашей большой радости уже в первой половине дня 14 декабря к нам в штаб прибыл командир 400-го артполка подполковник Б. Н. Абузин и командир дивизиона 511-го гаубичного полка капитан А. В. Чапаев, сын легендарного героя Гражданской войны В. И. Чапаева. С их помощью, а также с помощью прибывших с ними офицеров удалось вовремя подтянуть отставшие части и подготовить артиллерию к предстоящему наступлению.
   Ранним утром 16 декабря во весь голос заговорил «бог войны», так еще со времен первой мировой войны называли артиллерию. Немцы, как выяснилось потом, прозевали наше сосредоточение и потому сразу же понесли большие потери, стараясь компенсировать их вводом свежих танковых резервов. Танковые клинья, которые попытался применить Гудериан с целью флангового охвата наших частей, разбивались об огненный вал, созданный нашими артиллеристами.
В то время, когда немцы стремительно рвались к Москве, становилось страшно за судьбу Родины. Мы видели и чувствовали на себе, какие огромные силы бросили гитлеровцы на московское направление. Но мы понимали, что выстоим. Так и случилась. Но тогда мы видели перед собой злобного, жестокого и опасного врага.
   Артиллерия - это особый вид оружия. Она уничтожает не только живую силу врага, но и наносит огромный урон боевой технике противника. И для того, чтобы по-настоящему владеть этим грозным оружием кроме знаний ее технический части нужны выдержка и умение четко ориентироваться в боевых обстоятельствах. Это касается всех - от рядовых до командира. Должен сказать, что и в боях под Москвой и в дальнейшем бойцы-артиллеристы и минометчики никогда меня не подводили, как своего командира. Так, после наступления наших войск под Москвой перед нашими частями была поставлена задача освобождения г. Юхнова, который фашисты превратили в крупный оборонительный узел, стянув к нему значительные силы. Бои за этот небольшой населенный пункт продолжались месяц, с 3 февраля по 4 марта 1942 года. Участвуя в них в качестве начальника штаба артиллерии дивизии, я приобрел богатый боевой опыт и по-настоящему начал познавать науку управления огнем артиллерии в сложнейших боевых условиях, что и помогло мне в будущих боях на новых командных должностях. Это были тяжелые, изматывающие силы бои, в которых хваленая немецкая армия столкнулась с решительным отпором наших частей, перешедших от обороны к стремительному наступлению по всему фронту. И я горжусь тем, что именно за освобождение Юхнова наша 133-я стрелковая дивизия была удостоена почетного звания «гвардейской» и стала называться 18-й гвардейской стрелковой дивизией, а через месяц и краснознаменной. Орденом Красного Знамени дивизия была награждена за успешные боевые действия под Калининым и при обороне Москвы. Приятно сознавать, что и я, молодой офицер-артиллерист, внес свой вклад в героическую историю дивизии.
   Несмотря на хорошую боевую школу, полученную мною в прошедших боях, штабная работа была мне не по нутру. Я рвался в действующие артиллерийские части, о чем не преминул сказать командиру дивизии генерал-майору Ф. Д. Захарову, который вызвал меня к себе для доклада. Каково же было мое удивление, когда после моего доклада комдив зачитал мне приказ командующего армией, согласно которому майор Сальцын назначается заместителем командира 52-го гвардейского артиллерийского полка. Это было для меня несколько неожиданно, поэтому я сначала смутился, но взял себя в руки и поблагодарил за оказанное мне доверие, сказав при этом, что в приказе допущена ошибка: я не майор, а капитан.
-    Никакой ошибки нет, Иван Петрович. Вот приказ о присвоении вам звания майора. Поздравляю.
-    Служу Советскому Союзу! - ответил я, а у самого аж комок в горле застрял.
   Но служить в новой должности довелось мне недолго. Уже в начале мая 1942 года приказом командующего Западным фронтом я был назначен на новую должность - командира 169-го отдельного минометного полка Резерва Верховного Главнокомандования. Полка, который нужно было сформировать и подготовить к боям.

Сальцын Иван Петрович. «Незабываемое» Литературный редактор Барковский В.Э.
Заказ № 949. Тираж 300 экз.
Отпечатано в ООО «Литограф»
г. .Омск, ул. Рабиновича, 93, тел. 255-442.
Материалы подготовлены по инициативе
Омского отделения Союза офицеров СССР.
 
Категория: Мои статьи | Добавил: shock-direct (02.04.2009)
Просмотров: 652 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]